Шеф повар ивлев сыграл свадьбу с куденковой

Живопись, цыганские песни и пижамная вечеринка: девичник невесты Константина Ивлева

Несколько месяцев назад шеф-повар ушел из семьи: он не скрывал, что полюбил молодую журналистку и сразу начал с ней жить. Совсем скоро Константин сыграет свадьбу с Валерией Куденковой, а пока будущая жена устроила себе фееричную вечеринку с подругами.

28-летняя пассия Константина Ивлева провела свой девичник в Москва-Сити. Валерия собрала на мероприятие близких подруг, которых ждала насыщенная программа. Сначала девушки занимались живописью. Так, каждая из них нарисовала картину — портрет. Несмотря на то, что идея изображения была одинакова для всех, у каждой гостьи было собственное исполнение. Позже собравшиеся забрали получившиеся портреты домой.

После этого поздравить Куденкову с предстоящей свадьбой зашел цыганский музыкальный коллектив. Девушки с удовольствием подпевали романсу «Дорогой длинною», а также танцевали под аккомпанемент гитар и скрипки. Ночью праздничная дискотека продолжилась, однако за музыкальное сопровождение уже отвечал диджей.

К слову, вся вечеринка проходила в домашней атмосфере — приглашенные и сама невеста были облачены в пижамы. Некоторые гостьи выбрали свободные спальные комплекты со штанами и рубашкой, другие же предпочли более сексуальные наряды: шелковые халаты, сорочки, тапочки с пушистыми помпонами.

Напомним, что 47-летний Ивлев не собирается устраивать громкую церемонию. Шеф-повар мечтает о небольшом торжестве вдвоем с любимой. «В Москве мы сыграем свадьбу, она будет тихая. А потом уедем на родину Леры в Тамань и повенчаемся. Мы поняли, что нужны друг другу, хотим идти дальше», — признавался Константин.

Сейчас пара живет в большом доме в Подмосковье, который Ивлев приобрел для новой семьи. Константин мечтает о совместных наследниках с Куденковой. «Я поставил для себя определенные цели — хочу еще детей», — говорил он в шоу «Сегодня вечером» на Первом канале.

Этот брак станет для шеф-повара вторым. С экс-возлюбленной Марией он прожил вместе более 20 лет. Пара воспитывает двоих детей: сына Матвея и дочь Марусю. Для Марии предательство мужа стало настоящим потрясением. «Дети в шоке, его мама с папой плачут. Кошмар для всех! Он вообще сейчас ведет себя не по-мужски: деньги прячет, хочет забрать дочку Машу. Подала на алименты, будем составлять иск с адвокатом», — возмущалась бывшая супруга Ивлева.

Источник

Константин Ивлев: «Из семьи меня никто не уводил»

wprof

41

«Я сразу понял, что для Леры очень важен статус, в котором она будет жить в новом доме. Сделал ход конем и в день новоселья сказал ей: «Раз мы начинаем новую жизнь, значит, у тебя должен быть определенный статус — жены». Ну а дальше понеслись все эти сопли: «Выходи за меня» и так далее», — рассказывает ведущий программ «Адская кухня» и «На ножах» телеканала «Пятница!».

— Константин, судя по вашим шоу, в вас столько энергии, что сразу хочется спросить: на какой возраст вы себя ощущаете?

— Если говорить о внутренних ощущениях, то на 16. А если рассуждать о мировоззрении, задаваться вопросом, что там в голове — опилки или мозги, то на свои 47. Ни больше ни меньше! У меня серьезный жизненный опыт. Все эти годы я прожил не для того, чтобы пожрать и поспать, а чтобы оставить что-то важное в памяти людей. И в первую очередь — своих детей. Поэтому в своем возрасте мне абсолютно комфортно и физически, и морально, и психологически. Почему-то люди живут шаблонами. После того как я развелся и стал жить с Лерой, которая младше меня на 18 лет, какие-то диванные эксперты, которые мало чего в жизни со­ображают, начали мне писать: «Ой, дедушка, старик! Как же ты там, с молодухой?» Ребята, вы чего, обалдели? Вам самим когда-то будет 47 лет, и что, вы будете называть себя дедушками? Это очень крутой возраст! А урологи так вообще говорят, что идеальный! (Смеется.)

— Учитывая разницу в возрасте с молодой женой: кто она больше для вас — подруга, любовница?

— Вот если бы мне было 60, а ей 28, то это была бы проблема. У нас были бы, наверное, слишком разные интересы. Если бы ей было 18, а мне 47, тоже было бы не очень комфортно со вчерашней школьницей жить. А у нас с Лерой разница правильная, нормальная, я считаю. Как нам объясняли в школе, женщины взрослеют и умнеют быстрее мужиков, поэтому 28 лет для девушки — достаточно зрелый возраст, когда она уже все понимает. К счастью, у нас все совпало. Помню, как-то утром я открыл глаза и понял: все, это мое.

— Вы сказали Лере об этом?

41

— Конечно. Я вообще никогда не стеснялся говорить — ни ей, ни вот сейчас вам — на всю страну. Меня так воспитал отец: если ты хочешь добиться женщины, надо быть мужиком. Если тебе нравится человек, не надо стесняться говорить красивые слова и думать о том, что кто-то скажет, что ты ботаник, романтик или дурак. Поэтому я сразу сказал: «Лер, ты мое. И отпускать тебя я не хочу». А поверьте мне, я достаточно любвеобильный парень и много чего и кого повидал. Но из всего этого большого количества женщин я выбрал ее. Поэтому я не могу наклеить на нее бирку «любовница», «подруга», «братан». Просто она моя, понимаете… Лера взрослый, образованный человек, интересный и тоже повидавший в жизни всякого. Нам всегда весело и есть о чем поговорить. Как раз этого не было в моих предыдущих отношениях. Мы с Лерой всегда разговариваем. Ей не безразлично, что произошло у меня в течение дня, мне не безразлично, что у нее. Это очень важно — уметь слушать и слышать. И поверьте мне, как человеку, который управляет большим количеством людей, за те полтора года, что мы вместе, я тоже кое-чему научился у нее.

— Как Лера реагировала на заголовки в стиле «Такая-сякая, увела Ивлева из семьи»?

— Я человек подготовленный. В нужное время объяснил ей, что будет происходить и почему ни в коем случае не надо на это реагировать. В страшное время живем, если честно. Кругом зависть и жадность, два больших порока. Конечно, поначалу она все-таки переживала. Моя бывшая жена сразу повела себя некорректно. Что-то брякнула в СМИ, они, как это бывает, выдернули слова из контекста и растиражировали. В тот момент мы с Лерой переживали даже больше не за нас, а за ее родителей. Тамань, откуда она родом, — станица маленькая. А в тот момент нам сразу показалось, что это очень большой город. (Смеется.) Учитывая, что именно там в начале марта прошли наше венчание и свадьба, этот момент был важен. Я хотел, чтобы родители Леры и все ее родственники сразу понимали, что мы не просто классно проводим время, а действительно любим друг друга.

— Говорят, свадьба, которую «Пят­ница!» покажет в своем эфире 25 марта, стала событием для города?

41

— Она прошла именно так, как мы ее себе представляли. Как говорится, фирма веников не вяжет, а если вяжет, то только фирменные. В первый день мы обвенчались — на церемонии присутствовали самые близкие люди, никаких камер, ничего. После этого по­ехали к гостям, которые встречали нас по всем казачьим традициям. Мы специально выписали музыкальный коллектив из Вологды, с которым познакомились два года назад, когда делали гастротур и ездили к Деду Морозу. Потом все собрались, и началось: приветствие, сопли, слезы, крики «Горько!». На сцене выступали афроамериканцы, которые поют и пляшут в казачьем стиле, это было очень зажигательно. Гостей — и детей, и взрослых — веселили аниматоры. Шаржисты рисовали участников мероприятия, пока они были еще в более или менее трезвом состоянии. В финале вечера начался концерт группы «Руки Вверх!»: вряд ли надо объяснять, что Сережа Жуков «порвал» всю Тамань. Местные жители заняли все возможные места в «зрительном зале»: деревья, заборы, лежаки на берегу. Такого шоу они не видели, наверное, даже на Дне города. В общем, было весело. Правда, обошлись без традиционной свадебной драки.

— Сколько гостей было на вашей свадьбе?

— 112. Плюс еще 80 человек — обслуживающий и технический персонал. Народу, как понимаете, собралось немало, но всем всего хватило, все остались довольны. Свадебный торт сделала по нашему эскизу кондитер из Анапы. Какой же он был вкусный. Я подарил Лере свадебный танец, который мы исполнили под песню, специально написанную для нашего праздник­а.

— Гуляли, как положено, два дня?

— Обязательно! На второй день гости проснулись с бодуна, все такие красивые, хорошие. (Смеется.) А поскольку сам я не пью, то взял на себя обязанность привести всех в боевое состояние. Вместе с двумя друзьями, поварами-коллегами, мы приготовили уху из местной рыбы — пеленгаса. Она дала всей нашей банде возможность оттянуться и правильно опохмелиться. После такого хорошего завтрака вечеринка снова превратилась в красивую свадебную гулянку. Нам всегда важно, чтобы что-то происходило, чтобы не просто люди сидели за столом и произносили тосты. Лера, например, сделала мне шикарный подарок — арт-объек­т. Привезли здоровенную ледяную глыбу, и мне вручили разные инструменты: бензопилу, кувалду, долото — для того, чтобы я ее разбил. Внутри было письмо от моей любимой. На его обратной стороне мы написали пожелания друг другу. Потом нам принесли специальный раствор, мы сложили руки, записку положили между ними, и поместили в этот раствор. Он превратился в желе, руки мы вынули, а записка осталась там. Всю эту субстанцию Лера поместила в специальный сосуд с подсветкой, который теперь будет украшать наш дом. Когда-нибудь мы захотим разбить эту конструкцию и посмотреть, чего же мы друг другу нажелали. Планируем сделать это на золотой свадьбе. Надеюсь, к тому времени изобретут эликсир молодости и я до этого дня доживу.

— Куда вы отправились в свадебное путешествие?

39

— На Мальдивы. У нас появилась хорошая семейная традиция, в прошлом году на 8 Марта мы остановились в том же отеле, и я забронировал его на 50 лет вперед. Очень нам там понравилось. Не то чтобы мы устали, но надо отдыхать, поправлять здоровье. Так что полежали на песочке, побалдели в свое удовольствие.

— Где вы с Лерой были в тот момент, когда впервые сказали ей, что любите?

— Я много раз говорил ей, что она крутая девчонка, но в любви признался в тот момент, когда делал предложение. Это случилось, когда мы переехали в новый дом. Вселились в него не сразу, какое-то время наводили марафет, но новоселья очень ждали. Помню, сказал: «В дом въедем только тогда, когда повесим все шторы». Мне это было нужно для того, чтобы чувствовать себя комфортно: забора еще не было, а желающих заглянуть в окно достаточно. В общем, когда заселились, в 400-метровом доме были шторы да диван. И я понял, что для Леры очень важен статус, в котором она будет жить в этом доме. Не в квартире, это принципиальный момент. А в доме, который только что куплен. В общем, сделал ход конем и в день новоселья сказал ей: «Раз мы начинаем новую жизнь, значит, у тебя должен быть определенный статус — жены». Ну а дальше понеслись все эти сопли: «Выходи за меня» и так далее. (Смеется.)

— Она благодарный человек?

— Да, очень. Не только мне, но и в целом — всему, что происходит в ее жизни. Лера рано уехала из родительского дома, стала жить самостоятельно, карабкаться и чего-то добиваться. Она, конечно, очень крутая.

— Раз мы говорим про дом: как вы с женой распределяете обязанности по хозяйству?

39

— Готовлю я, так было всегда. Лера тоже умеет, но не очень-то, это нормально. Для меня так легче, безопаснее. (Смеется.) Голодный мужик, а особенно голодный шеф всея Руси — это страшная сила! Поэтому готовлю я сам, а, учитывая мою загруженность, уборка дома лежит на Лере и на уборщице, которая к нам приходит. Посуду моет посудомоечная машина. То есть в целом у нас такая же семья, как у миллионов других людей, все просто. Утром я выношу мусор и не переживаю по этому поводу.

— Вы часто говорите, что любите простую, «нажористую» еду. Сосиски, например. Согласитесь, стало модно говорить таким блюдам «фу» — мол, кто знает, из чего они сделаны?

— Это история про то, что «зачем жить, если мы все равно умрем?» Вол­ков бояться — в лес не ходить. Люди, прекратите сходить с ума, как ели, так и ешьте. Мы, выросшие в СССР, пили квас за три копейки из бочки и газированную воду из общего стакана. И ничего страшного: выросло поколение чемпионов, космонавтов, героев России и даже президент страны. Я не понимаю, почему появилось такое «голубоватое» отношение к еде, это мракобесие какое-то.

— Насчет мракобесия. Почему в программе «На ножах», которую вы ведете, участниками становятся повара и официанты, скажем так, немного странные?

— В России всегда было две беды — дураки и дороги. Теперь появилась третья — фрики. Вот мы живем в Москве, ходим в рестораны, видим более-менее воспитанных людей, хотя на дорогах их все меньше. А в провинции, к сожалению, дело обстоит по-другому. Поверьте мне, «На ножах» — абсолютно правдивое реалити-шоу. Люди, которых мы показываем, почему-то перестали читать книжки, учиться. Они думают, что открыть ресторан — это очень легко, а потом сталкиваются с огромными проблемами. Героев нашего шоу мы находим по кастингу. Программа — не просто про кулинарию, нам интересны какие-то социальные истории. Владелец кафе разводится с женой, официант своровал, бармену досталось наследство. Обязательно нужна история, драма. У меня большой опыт на руководящих позициях, поэтому я спокойно реагирую на людей, которые ведут себя не так, как мы привыкли в адекватном мире. Мне даже стали писать: «Ивлев, ты стал нежнее». Да не нежнее! Конечно, бывают моменты, когда собеседника хочется разорвать, но я хорошо воспитан. Вот стоит передо мной женщина: ну как я буду на нее орать? Лучше перевести конфликт в шутку, что я и делаю. Но иногда хочется вправить мозги. Потому что я один из тех шефов, которые изменили отношение людей из Советского Союза к нам, поварам. Когда-то представители этой профессии были олицетворением всего отрицательного. Пьяницы, алкоголики, дебоширы, жулики, стяжатели, несуны. Чего греха таить, подворовывали… Я тоже умею тырить икру, но хочу научить современных поваров вести себя по-другому.

— Когда вы в кадре пробуете блюда, на которые страшно даже смотреть, держите в кармане запас активированного угля?

41

— Не-а, у меня все-таки профессиональный желудок. В детстве мы жгли сахар и курили веники, а потом я стал поваром и научился переваривать гвозди. Во время съемок я не знаю, что мне предстоит съесть, но всегда ем — понемногу, не целую порцию. Съедобно или нет то, что лежит в тарелке, я могу определить по внешнему виду.

— Вам попадались тараканы в тарелке?

— А то! Особенно в Питере — там «жорики» почти в каждом ресторане. Но они как-то научились меня чувствовать. Не раз было такое: как только я прихожу, они разбегаются. (Смеется.) Но я все равно знаю, чувствую, что они там есть.

— У меня к вам технический вопрос. В программе показывают, что вы переделываете интерьер ресторана за одну ночь. Как это возможно?

— Так и есть, моя команда действительно делает все за ночь, это не чудеса монтажа. Речь ведь идет не про глобальный ремонт, а про «косметику». Дизайн придумываю я, а дальше работает бригада, около 20 строителей. Мы далеко не все показываем в кадре. Иногда бывает так: начинаем переделку, а в процессе — бац! — и обвалилась стена, или проводку замкнуло. И мы все восстанавливаем. Это большая, интересная работа. Ни за один из семи сезонов «На ножах» мне не стыдно. Иногда сам смотрю и думаю: какой же я классный мужик! (Смеется.)

— Энергии вам не занимать. Пла­нируете еще какой-то проект, связанный с кулинарией?

39

— Да, это будет интернет-проект моего сына Матвея, называется «Жир». За последний год я похудел на 30 килограммов и точно знаю, что и как нужно делать. Матвею 20 лет, он очень крутой чувак, но, к сожалению, немного с лишним весом. Не толстый, а такой, знаете, мощный. Стоило бы сбросить. Вот что мы с ним придумали. Он говорит: «Я хочу автомобиль». — «Вопросов нет! Вот два миллиона, это твой приз. За два месяца ты должен не просто похудеть, а в полной мере перейти на ЗОЖ». Ожирение — беда современной молодежи. Они без остановки пьют колу, едят все эти крылышки, жаренные в кляре, сидят в социальных сетях и не желают заниматься спортом. Этим шоу я хочу показать молодым людям, что надо поменять свою жизнь. Необязательно становиться веганом, надо просто пересмотреть систему питания и оставаться в том состоянии, в котором тебе комфортно. Я всегда говорил и повторяю, что самая вкусная еда — жирная. Просто не надо переедать. Можно позволить себе все, главное — знать меру, а у людей сегодня ее нет.

— В общем, ведущими кулинарных шоу оказались не только вы, но и сын Матвей, и даже маленькая дочка Маруся. Она стала вашим компаньоном в кадре в передаче «Маша и Шеф».

— Машка — моя-моя-моя! Как и Матвей, она прекрасно чувствует себя перед камерой. Оба моих ребенка никогда не были скованными. Маруся в свои семь лет — так это вообще прелесть, она крутейшая! С ней мы тоже хотим сделать ютуб-канал, но чуть позже. Пока надо разобраться с продолжением шоу «Маша и Шеф», где мы открываем детям мир кулинарии.

— Ваши дети быстро нашли общий язык с Лерой?

— Есть в жизни вещи, о которых вы жалеете?

41

— Абсолютно. Скажу вам так. В моей семье всегда был очень мощный мужской стержень. Мы, Ивлевы, мужчины, никогда не показываем свои переживания на людях — это только наши проблемы. Будь добр, переживи их сам или уже сделай так, чтобы это поскорее закончилось. Правило итальянской мафии. Нельзя стоять на месте вопреки чему-то и бояться двигаться дальше. Как повар, я понимаю, что еда бывает красивой, но невкусной. Так и в жизни: иногда мы смотрим друг на друга, чувствуем, что возникла симпатия, а дальше что-то идет наперекосяк. Парадокс, но в жизни так бывает: люди влюбились, а начинают жить вместе и сразу ругаются. Он не там носки разбросал, она не так завтрак приготовила, труселя ему не постирала. Вот здесь главное — терпение, не стоит резать сразу по живому. Надо вовремя сесть за стол переговоров, поделиться своими чувствами и все обсудить. Невозможно жить без слез. У каждого человека бывают взлеты и падения. Другое дело, кто как это переживает. Отрицательный опыт — тоже опыт. Всегда будут ошибки, главное — на­учиться их не повторять.

— Когда вы в последний раз плакали?

— Когда умер мой брат, это произошло в 2003 году. Он был старше меня на четыре года. Наверное, вот тогда я последний раз плакал по серьезной причине, как мужчина. А сентиментальные слезы не считаются, я могу от фильма какого-нибудь прослезиться. Но это бывает крайне редко.

— Время летит быстро. Вы уже представляли себе, каким папой ­будете, когда у Маруси появятся ­женихи?

39

— Наверное, таким же, каким папой был для меня отец. Мы довольно долго жили за границей, в Европе. И я видел, какие бывают отношения внутри семей: родственники встречаются либо на Рождество, либо на свадьбе, либо на поминках, чтобы делить наследство. Вот такая система мне кажется правильной. Многие ребята, которые живут ценностями 90-х, говорят: «Я буду сам выбирать мужа для своей дочки». Ты что, идиот? Пусть сама влюбляется, ссорится, делает ошибки и выводы. Она должна выбирать сердцем. Я точно знаю, что не буду прессовать свою дочь и пытаться направить ее на путь истинный. Буду делать так, как делали мои родители. А они давали мне свободу. Хотя пробовали в чем-то направлять. Например, батя готовил меня к тому, что я буду служить в КГБ, поэтому заставил меня в ПТУ вступить в комсомол и позже в партию. Затем я должен был ехать в Ленинград и поступать в Школу КГБ. Но, как видите, судьба распорядилась иначе. Я одно­значно, сто процентов буду поддерживать своего ребенка, что бы он ни задумал. Если правильно его воспитать, он будет идти в верном направлении.

— Вы человек широкий, вас вообще много — по крайней мере, в телеэфире. Как вы считаете, почему вы не надоедаете зрителям?

— Сложно говорить о самом себе, но, думаю, если человек делает свое дело честно и круто, то на это можно смотреть бесконечно, как на огонь и воду. Я же не заставляю канал «Пятница!» крутить программы с моим участием круглые сутки — они сами это делают. Хотя были моменты, например прошлым летом, когда мне писали: «Шеф, мы тебя любим, но уже задолбали, мы знаем наизусть все программы». Что тут поделаешь? Есть определенные правила игры. Людям нравятся эти шоу не просто так. «На ножах» и «Адская кухня» раскрывают определенные социальные проблемы. На Руси людям всегда было интересно смотреть, как за жизнь, за свое дело борются другие. Не все же бывают смелыми, сильными или правдивыми — теми, кто отстаивает свою точку зрения. Зрители видят, что я не лукавлю, что я справедливый человек, никому просто так мозг не разрушаю. Когда вижу несправедливость, вступаюсь. Если я буду идти по улице и на моих глазах к девушке будут приставать десять человек, я вступлюсь, независимо от того, что будет дальше, побьют меня или нет.

— И бабушку через дорогу переведете?

Источник

Поделиться с друзьями
admin
Простой ремонт
Adblock
detector